საქართველოს
სამოციქულო ავტოკეფალური
მართლმადიდებელი ეკლესია

ТАИНСТВО БРАКА И ПРЕПЯТСТВИЯ К НЕМУ

გამოგზავნილი დოკუმენტის ასლი  

 

ТАИНСТВО БРАКА И ПРЕПЯТСТВИЯ К НЕМУ

I. ПРАВОСЛАВНЫЙ БРАК

  1. Сегодня институт семьи оказался под угрозой в связи с такими явлениями, как обмирщение и нравственный релятивизм. Cвященный характер брака утверждается Православной Церковью как ее фундаментальное и неоспоримое учение. Заключённый в свободе союз между мужчиной и женщиной является необходимым условием брака.
  2. В Православной Церкви брак рассматривается как древнейший институт божественного права, поскольку был установлен одновременно с творением первых людей, Адама и Евы (Быт. 2:23). С самого начала этот союз подразумевал как духовное общение супружеской пары – мужчины и женщины, так и продолжение жизни человеческого рода. Благословленный в раю брак между мужчиной и женщиной стал священным таинством, которое упоминается в Новом Завете, в повествовании о Кане Галилейской, где Христос сотворил первое чудо, претворив воду в вино, и явил тем славу Свою (Ин. 2:11). Таинство неразрывного союза мужчины и женщины является образом единства Христа и Церкви (Еф. 5:32).
  3. Христоцентрический характер таинства брака объясняет, почему епископ или пресвитер благословляют этот священный союз особой молитвой. Поэтому в послании к Поликарпу Смирнскому святой Игнатий Богоносец подчёркивал, что вступающие в общение брака «должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти (человеческой). Пусть все будет во славу Божию» (гл. V, 2). Священный характер богоустановленного союза и его высокое духовное содержание объясняют апостольский призыв: «Брак у всех [да будет] честен и ложе непорочно» (Евр. 13:4). Вот почему Православная Церковь осуждала любые нарушения чистоты брака (Еф. 5:2-5, 1 Фес. 4:4, Евр. 13:4 и др.).
  4. Союз мужчины и женщины во Христе являет «малую Церковь», образ Церкви. Посредством благословения Божия союз мужчины и женщины возвышается, ибо общение превосходит индивидуальное существование, оно приобщает супругов к жизни по образу Царства Пресвятой Троицы. Необходимое условие для брака – вера в Иисуса Христа, которую должны разделять жених и невеста, муж и жена. Основой единства в браке является единство во Христе, дабы в благословлённой Святым Духом супружеской любви отражалась любовь Христа и Церкви, как тайна Царства Божия и вечной жизни человека в любви Божией.
  5. Защита священного характера таинства брака всегда имела особое значение для сохранения семьи, которая отражает общение соединённых супружескими узами людей как в Церкви, так и во всем обществе. Таким образом, общение, осуществляемое в таинстве брака, – это не просто естественные отношения, но и реализуемая в священном институте семьи творческая духовная сила. Только она может обеспечить защиту и воспитание детей как в духовной миссии Церкви, так и в жизни общества.
  6. Церковь всегда с необходимой строгостью и надлежащей пастырской чуткостью, по примеру снисходительности апостола языков Павла (Рим. 7:2-3; 1 Кор. 7:12-15, 39 и др.), подходила как к положительным условиям (различие пола, необходимый возраст и др.), так и препятствиям(кровное родство, свойство, духовное родство, уже заключённый брак, разные веры и др.) для заключения таинства брака. Пастырская чуткость необходима не только потому, что библейская традиция утверждает естественную связь брака с тайной Церкви, но и потому, что церковная практика не исключала усвоение некоторых принципов греко-римского естественного права, которые подчёркивали факт того, что узы брака между мужчиной и женщиной являются «общением божеского и человеческого права» (Модестин) и были совместимы со священным характером, придаваемым Церковью таинству брака.
  7. В современных условиях, столь неблагоприятных для таинства брака и священного института семьи, епископы и священники должны активно развивать пастырскую работу, чтобы по-отечески защитить верующих, поддерживая их, укреплять их надежду, пошатнувшуюся от столкновений с различными трудностями, утверждая институт семьи на прочном основании, которое не смогли бы разрушить ни дождь, ни реки, ни ветры, поскольку это основание – камень, который есть Христос (ср. Мф. 7:25).
  8. В наше время в обществе поднимается вопрос о браке, который является основой семьи, а семья – осуществлением брака. В современном мире настоящую угрозу для православных христиан представляет давление, которое оказывается с целью признания новых форм сожительства. Усугубляющийся кризис института брака и семьи во всех своих формах глубоко волнует Православную Церковь не только по причине негативных последствий для общества, но и из-за угрозы традиционным внутрисемейным отношениям, главными жертвами которой становятся супружеские пары и прежде всего дети, потому что, к сожалению, они обычно начинают мученически переносить невинные страдания с самого детства.
  9. Гражданский брак между мужчиной и женщиной, зарегистрированный в законном порядке, не имеет сакраментального характера и, будучи лишь сожительством, узаконенным государством, отличается от благословляемого Богом и Церковью брака. К тем членам Церкви, кто вступает вгражданский брак, должно подходить с пастырской ответственностью, которая необходима для того, чтобы эти люди поняли ценность таинства брака и связанного с ним благословения.
  10. Церковь не признает возможным для своих членов гражданских союзов – как однополых, так и заключённых с противоположным полом, – а также вступление во всякую иную форму сожительства, кроме брака. Церковь прилагает все возможные пастырские усилия, чтобы те из ее членов, кто вступает в такие союзы, достигли истинного понимания покаяния и любви, благословенной Церковью.
  11. Тяжкие последствия кризиса института брака и семьи выражаются в устрашающем росте числа разводов, абортов и в умножении других проблем семейной жизни. Эти последствия являются великим вызовом для миссии Церкви в современном мире. Поэтому пастыри Церкви должны приложить все возможные усилия для решения этих проблем. Православная Церковь с любовью призывает своих чад, мужчин и женщин, и всех людей доброй воли сохранять верность священному характеру семьи.

II. О ПРЕПЯТСТВИЯХ К БРАКУ И ПРИМЕНЕНИЕ ИКОНОМИИ

  1. Относительно препятствий к браку из-за наличия кровного родства, родства по свойству, по усыновлению и духовного родства имеют силу предписания канонов (53-е и 54-е правила Пято-шестого Вселенского Собора) и согласная с ними церковная практика в том виде, в каком она применяется сегодня в Поместных Автокефальных Православных Церквах, определяется и описывается в их Уставах и соответствующих решениях их Синодов.
  2. Неокончательно расторгнутый или неаннулированный брак, а также третий брак составляют абсолютное препятствие к заключению брака, согласно православному каноническому преданию, категорически осуждающему двоебрачие и четвёртый брак.
  3. Согласно акривии священных канонов, запрещается совершение церковного брака после монашеского пострига (16-е правило Четвёртого Вселенского Собора и 44-е Пято-шестого Трулльского Собора).
  4. Священство само по себе не является препятствием к браку, но, согласно действующему каноническому преданию (3-е правило Пято-шестого Трулльского Собора), после хиротонии вступление в брак запрещается.
  5. В отношении смешанных браков православных с инославными или нехристианами было принято решение:
    1. Брак православных с инославными запрещается по канонической акривии (72-е правило Пято-шестого Трулльского Собора).
    2. Священный Синод каждой автокефальной Православной Церкви должен подходить к возможности применения церковной икономии относительно препятствий к браку в соответствии с принципами церковных канонов, в духе пастырской рассудительности, служа спасению человека.
    3. Брак между православными и нехристианами категорически запрещается по канонической акривии.
  6. Практика, действующая при применении церковного Предания в отношении препятствий к браку, должна принимать во внимание все соответствующие постановления государственного законодательства, не выходя за пределы церковной икономии.

† Bartholomew of Constantinople, Chairman

† Theodoros of Alexandria

† Theophilos of Jerusalem

† Irinej of Serbia

†Daniel of Romania

† Chrysostomos of Cyprus

† Ieronymos of Athens and All Greece

† Sawa of Warsaw and All Poland

† Anastasios of Tirana, Durres and All Albania

† Rastislav of Presov, the Czech Lands and Slovakia

Delegation of the Ecumenical Patriarchate

† Leo of Karelia and All Finland

† Stephanos of Tallinn and All Estonia

† Elder Metropolitan John of Pergamon

† Elder Archbishop Demetrios of America

† Augustinos of Germany

† Irenaios of Crete

† Isaiah of Denver

† Alexios of Atlanta

† Iakovos of the Princes’ Islands

† Joseph of Proikonnisos

† Meliton of Philadelphia

† Emmanuel of France

† Nikitas of the Dardanelles

† Nicholas of Detroit

† Gerasimos of San Francisco

† Amphilochios of Kisamos and Selinos

† Amvrosios of Korea

† Maximos of Selyvria

† Amphilochios of Adrianopolis

† Kallistos of Diokleia

† Antony of Hierapolis, Head of the Ukrainian Orthodox in the USA

† Job of Telmessos

† Jean of Charioupolis, Head of the Patriarchal Exarchate for Orthodox Parishes of the Russian Tradition in Western Europe

† Gregory of Nyssa, Head of the Carpatho-Russian Orthodox in the USA

Delegation of the Patriarchate of Alexandria

† Gabriel of Leontopolis

† Makarios of Nairobi

† Jonah of Kampala

† Seraphim of Zimbabwe and Angola

† Alexandros of Nigeria

† Theophylaktos of Tripoli

† Sergios of Good Hope

† Athanasios of Cyrene

† Alexios of Carthage

† Ieronymos of Mwanza

† George of Guinea

† Nicholas of Hermopolis

† Dimitrios of Irinopolis

† Damaskinos of Johannesburg and Pretoria

† Narkissos of Accra

† Emmanouel of Ptolemaidos

† Gregorios of Cameroon

† Nicodemos of Memphis

† Meletios of Katanga

† Panteleimon of Brazzaville and Gabon

† Innokentios of Burudi and Rwanda

† Crysostomos of Mozambique

† Neofytos of Nyeri and Mount Kenya

Delegation of the Patriarchate of Jerusalem

† Benedict of Philadelphia

† Aristarchos of Constantine

† Theophylaktos of Jordan

† Nektarios of Anthidon

† Philoumenos of Pella

Delegation of the Church of Serbia

† Jovan of Ohrid and Skopje

† Amfilohije of Montenegro and the Littoral

† Porfirije of Zagreb and Ljubljana

† Vasilije of Sirmium

† Lukijan of Budim

† Longin of Nova Gracanica

† Irinej of Backa

† Hrizostom of Zvornik and Tuzla

† Justin of Zica

† Pahomije of Vranje

† Jovan of Sumadija

† Ignatije of Branicevo

† Fotije of Dalmatia

† Athanasios of Bihac and Petrovac

† Joanikije of Niksic and Budimlje

† Grigorije of Zahumlje and Hercegovina

† Milutin of Valjevo

† Maksim in Western America

† Irinej in Australia and New Zealand

† David of Krusevac

† Jovan of Slavonija

† Andrej in Austria and Switzerland

† Sergije of Frankfurt and in Germany

† Ilarion of Timok

Delegation of the Church of Romania

† Teofan of Iasi, Moldova and Bucovina

† Laurentiu of Sibiu and Transylvania

† Andrei of Vad, Feleac, Cluj, Alba, Crisana and Maramures

† Irineu of Craiova and Oltenia

† Ioan of Timisoara and Banat

† Iosif in Western and Southern Europe

† Serafim in Germany and Central Europe

† Nifon of Targoviste

† Irineu of Alba Iulia

† Ioachim of Roman and Bacau

† Casian of Lower Danube

† Timotei of Arad

† Nicolae in America

† Sofronie of Oradea

† Nicodim of Strehaia and Severin

† Visarion of Tulcea

† Petroniu of Salaj

† Siluan in Hungary

† Siluan in Italy

† Timotei in Spain and Portugal

† Macarie in Northern Europe

† Varlaam Ploiesteanul, Assistant Bishop to the Patriarch

† Emilian Lovisteanul, Assistant Bishop to the Archdiocese of Ramnic

† Ioan Casian of Vicina, Assistant Bishop to the Romanian Orthodox Archdiocese of the Americas

Delegation of the Church of Cyprus

† Georgios of Paphos

† Chrysostomos of Kition

† Chrysostomos of Kyrenia

† Athanasios of Limassol

† Neophytos of Morphou

† Vasileios of Constantia and Ammochostos

† Nikiphoros of Kykkos and Tillyria

† Isaias of Tamassos and Oreini

† Barnabas of Tremithousa and Lefkara

† Christophoros of Karpasion

† Nektarios of Arsinoe

† Nikolaos of Amathus

† Epiphanios of Ledra

† Leontios of Chytron

† Porphyrios of Neapolis

† Gregory of Mesaoria

Delegation of the Church of Greece

† Prokopios of Philippi, Neapolis and Thassos

† Chrysostomos of Peristerion

† Germanos of Eleia

† Alexandros of Mantineia and Kynouria

† Ignatios of Arta

† Damaskinos of Didymoteixon, Orestias and Soufli

† Alexios of Nikaia

† Hierotheos of Nafpaktos and Aghios Vlasios

† Eusebios of Samos and Ikaria

† Seraphim of Kastoria

† Ignatios of Demetrias and Almyros

† Nicodemos of Kassandreia

† Ephraim of Hydra, Spetses and Aegina

† Theologos of Serres and Nigrita

† Makarios of Sidirokastron

† Anthimos of Alexandroupolis

† Barnabas of Neapolis and Stavroupolis

† Chrysostomos of Messenia

† Athenagoras of Ilion, Acharnon and Petroupoli

† Ioannis of Lagkada, Litis and Rentinis

† Gabriel of New Ionia and Philadelphia

† Chrysostomos of Nikopolis and Preveza

† Theoklitos of Ierissos, Mount Athos and Ardameri

Delegation of the Church of Poland

† Simon of Lodz and Poznan

† Abel of Lublin and Chelm

† Jacob of Bialystok and Gdansk

† George of Siemiatycze

† Paisios of Gorlice

Delegation of the Church of Albania

† Joan of Koritsa

† Demetrios of Argyrokastron

† Nikolla of Apollonia and Fier

† Andon of Elbasan

† Nathaniel of Amantia

† Asti of Bylis

Delegation of the Church of the Czech lands and Slovakia

† Michal of Prague

† Isaiah of Sumperk